Лингвистическая экспертиза речевых манипуляций в делах по защите чести, достоинства и деловой репутации

I. Речевой акт в пространстве текста

Материалы, предоставляемые лингвисту для анализа в делах по защите чести, достоинства и деловой репутации, далеко не всегда представляют прямые оскорбления. Нередки случаи, когда поводом для иска служит публикация в периодическом издании или телепередача, а анализу подлежит не единственная конкретная фраза, а целый связный монолог или несколько высказываний в диалоге. Опубликованные тексты, несущие отпечаток публицистического стиля, также могут послужить объектом анализа на предмет наличия признаков оскорбления или клеветы. Как правило, во всех упомянутых случаях возможно применение речевых манипуляций, позволяющих влиять на восприятие и оценку информации адресатом. В данной статье речь пойдет о способах выявления и анализа речевых манипуляций.

Единицами анализа служат как высказывание, так и сверхфразовое единство (сложное синтаксическое целое), связывающее тематически объединенный ряд высказываний. Высказывание – это речевой акт, встроенный в пространство сверхфразового единства и текста в целом. Совершая речевой акт, говорящий в рамках пропозиционального содержания описывает определенное обстоятельство определенной микроситуации в рамках развиваемой в сверхфразовом единстве микротемы. Выносимому суждению сообщается определенная иллокутивная функция с целью достижения определенного перлокутивного эффекта. Искомые перлокутивные эффекты рассматриваются как коммуникативные задачи, поставленные для достижения коммуникативных целей, объединяющих фрагменты текста общей прагматической установкой.

В тексте речевые акты (высказывания) связаны с другими речевыми актами модально, концептуально и тематически. Взаимосвязь речевых актов в пространстве текста обеспечивается, во-первых, вхождением коммуникантов в пространство единой коммуникативной ситуации (модальным единством), во-вторых, общностью раскрываемых коммуникантами микротем (тематическим единством), в-третьих, прагматически обусловленной последовательностью поочередно выдвигаемых суждений (концептуальным единством).

Тексты, представляющие собой монологи и диалоги, имеют некоторые различия. В монологе позиции адресата и адресанта не меняются, адресант порождает текст и играет активную роль, адресат же пассивен. В диалоге участники коммуникации поочередно берут на себя роли адресата и адресанта, благодаря смене ролей получая возможность занять активную позицию. Сферы коммуникации также различаются: форма монолога типична для общественной сферы, в рамках которой принято представлять подготовленную заранее речь; диалог же, как правило, используется в рамках личной коммуникации и фиксирует неподготовленную, спонтанную речь.

II. Лингвистический анализ текста на предмет применения автором логических уловок и иных средств речевого воздействия

Для анализа текстов и обнаружения речевых манипуляций, производимых с помощью различных приемов из области логики и лингвистики, необходимо учесть как логический, так и лингвистический аспект. Рассмотрим основные законы логики, речевые уловки, основанные на их нарушении, а также на использовании стилистических приемов.

Основные законы логики

Законы логики, во-первых, описывают основные свойства мышления, а во-вторых, одновременно задают необходимые правила мышления. Использование этих законов для логических операций с понятиями и суждениями, а также для выведения умозаключений и доказательств помогает создавать логичные (последовательные, разумные) высказывания и порождать логичные выводы. Принято выделять четыре основополагающих закона логики:

Закон тождества

Закон тождества состоит в том, что в течение всего рассуждения понятие или суждение должны нести один и тот же смысл, таким образом мысль остается тождественной самой себе. Данный закон оберегает рассуждения от расплывчатости, двусмысленности, обеспечивая мышлению точность и определенность. Благодаря этому закону за понятием сохраняется содержание и объем, с ним возможно совершать операции, такие как классификация, описание, обобщение и т. п. Суждения, отвечающие закону тождества, помогают корректно рассуждать, избегая недоразумений.

Закон непротиворечия

Закон непротиворечия тесно связан с законом тождества. Закон непротиворечия устраняет логические противоречия; если одно из противоположных высказываний является истинным, то второе обязательно является ложным. Т. е. из высказываний «яблоко упало» и «яблоко не упало» истинным является только одно. Данный закон обеспечивает рассуждениям последовательность.

Закон исключенного третьего

Этот закон связан с первым законом и дополняет второй. Из двух взаимоотрицающих высказываний только одно может быть ложным. В этом законе речь идет о суждениях, связанных отношениями строгой дизъюнкции «или – или». Использование этого закона ограничено, поскольку не во всех суждениях возможно исключить какую-л. третью возможность ответа: человек может быть не только блондином или брюнетом, но и рыжим, не только высоким или низким, но и среднего роста.

Закон достаточного основания

Если первые три закона выводятся из чисто мыслительной деятельности, то четвертый основывается на опыте, поскольку подразумевает доказательность суждений. Согласно этому закону, суждение считается истинным, если приведено достаточное основание его истинности.

Следуя основным законам логики, говорящий сможет порождать непротиворечивые и обоснованные высказывания, приводить последовательные доказательства и выводить правильные умозаключения. Однако и нарушение данных законов говорящий может использовать в свою пользу: многие речевые уловки, призванные выдать желаемую говорящим картину за действительную и представить ее как истинную, связаны как раз с нарушением законов логики.

Речевые приемы, связанные с нарушением законов логики

1. Прием «аргумент к личности» — использование указания на недостатки оппонента и обсуждение его личности вместо обоснования истинности тезиса. Данный прием позволяет, например, отказаться от обсуждения некоторого деяния, его причин и последствий и перейти к обсуждению личности человека, которому данное деяние вменяется в вину без приведения каких-либо доказательств в пользу того, что данный человек действительно виновен в совершении этого деяния. Например, в ходе конфликта в сфере ЖКХ один из оппонентов произносит высказывание (в форме утверждения), посредством которого обвиняет оппонента в создании проблем в сфере ЖКХ:   

 

2. Прием введения в отрицательно оцениваемый ряд, при использовании которого говорящий упоминает интересующий объект в контексте отрицательно оцениваемого события, действия, группы лиц и т. п. В этом случае отрицательная оценка переносится и на этот объект. В качестве примера приведем материалы, связанные с упомянутым выше конфликтом. Коллеги господина Х характеризуются его оппонентом как нарушители закона, совершившие различные преступления, и таким образом оратор предлагает адресату отрицательную оценку господина Х, не эксплицируя ее: 

 

3. Прием концентрированного повторения информации, называемый также «аргументом к тошноте», представляет собой многократное повторение одной и той же информации до тех пор, пока адресат не потеряет интерес к ее переосмыслению или оспариванию, что позволяет навязать адресату определенную оценку субъекта или его действия. В указанном примере навязчивые повторы характеризуют действия обсуждаемой персоны и его коллег как действия одной преступной группы: 

 

4. Прием «недоказанность как виновность», суть которого заключается в том, что, невзирая на эксплицируемую говорящим недоказанность совершения преступного действия, данное действие вменяется в вину обсуждаемому лицу. Например, говорящий, в нарушение закона непротиворечия, указывая на то, что «полиция не доказала», выносит утверждение о том, что обсуждаемые лица совершили ограбление со взломом и организовывали воровство в компании:

 

Помимо перечисленных приемов можно упомянуть и другие приемы речевого воздействия, связанные с нарушением законов логики:

  • Подмена тезиса — постепенная смена тезиса с исходного на другой при его аргументации; при этом говорящий может тезис сузить, расширить, заменить частично или полностью.
  • Аргумент к большинству — апелляция к мнению большинства людей, толпы как к аргументу в пользу выдвинутого тезиса.
  • Аргумент к авторитету — использование мнения какого-л. авторитетного лица для обоснования истинности суждения в расчете на то, что адресат не посмеет с ним спорить.
  • Аргумент к публике — апелляция к мнению и настроению слушающих/участников общения вместо обоснования истинности тезиса.
  • Аргумент к традиции — использование сложившихся в обществе норм, правил и образцов поведения в качестве аргументации истинности тезиса.
  • Аргумент к милосердию — апелляция к жалости адресата вместо обоснования истинности тезиса.
  • Аргумент к незнанию — использование положения об отсутствии доказательств обратного в качестве аргумента.
  • Аргумент к страху — использование в качестве аргумента положения о возможности неприятных или угрожающих последствий для адресата в случае непризнания тезиса истинным.
  • Аргумент к выгоде — использование в качестве аргумента положения о пользе признания тезиса истинным в нравственном, политическом, экономическом и т. п. отношениях.
  • Предвосхищение основания — использование в качестве аргумента положения, истинность которого еще не доказана.
  • «После этого — значит по причине этого» – отождествление хронологической последовательности событий с причинно-следственной связью между ними.
  • Круг в доказательстве – в качестве аргумента используется обосновываемый тезис, высказанный, возможно, в несколько иной форме.

Стилистические фигуры и тропы, используемые для достижения определенного эффекта восприятия

Объектом лингвистической экспертизы являются также стилистические фигуры и тропы, поскольку они позволяют воздействовать на адресата определенным образом, придавая речи выразительность и экспрессию.

В основе тропа лежит употребление слова в переносном значении. Принято выделять следующие тропы:

  • аллегория (представление какой-л. идеи через образ, обычно проходящее через все произведение: осел в баснях Крылова представляет аллегорическое выражение упрямства и глупости);
  • гипербола (намеренное преувеличение какого-л. явления: кажется, мы встречались миллион лет назад);
  • ирония (использование слова в прямо противоположном значении: да уж, ты молодец, сорвал проект);
  • литота (противоположность гиперболы; преуменьшение какого-л. явления, интенсивности его проявления или его значимости: воды пожалели, дали стакан размером с наперсток);
  • метафора (перенос какого-л. значения или признака предмета на другой по сходству: Этот медведь мне все ноги отдавил);
  • метонимия (перенос какого-л. значения или признака предмета на другой по смежности: выпить чашку кофе);
  • олицетворение (приписывание явлениям природы, животным и т. п. характеристик человека, его свойств или мыслей: Ещё он не сшит, твой наряд подвенечный, и хор в нашу честь не поёт, а время торопит, возница беспечный, и просятся кони в полёт);
  • перифраза (наименование кого-л., чего-л. через его описание: акулы пера — журналисты, прекрасный пол — женщины);
  • синекдоха (разновидность метонимии, при которой происходит перенос с целого на часть или наоборот: Театр уж полон; ложи блещут; партер и кресла — все кипит);
  • сравнение (отождествление какого-л. предмета, явления или человека с другим предметом, явлением или человеком по общему признаку: пришел с работы усталый, как собака);
  • эпитет (образное определение: красна девица).

Под фигурой речи понимается синтаксическая конструкция, придающая речи особую выразительность и усиливающая воздействие на адресата. Принято выделять следующие фигуры речи:

  • анафора (повторение звуков, слов или словосочетаний в начале смежных предложений: Я не желаю больше ждать! Я не желаю больше видеть Вас!);
  • антитеза (резкое противопоставление: Я убог! Я велик!);
  • градация (возрастание или убывание признака, экспрессии, значимости какого-л. явления, события: на градации построена сказка А. С. Пушкина «Золотая рыбка», в которой требования старухи все возрастают);
  • инверсия (обратный порядок слов);
  • оксюморон (соединение двух противоположных понятий: «Обыкновенное чудо»);
  • параллелизм (повторение одинаковых или сходных слов, синтаксических конструкций и т. пт.: Во поле березка стояла, во поле кудрявая стояла);
  • парцелляция (разбиение предложения или словосочетания на самостоятельные отрезки: Я туда не вернусь. Ни за что и никогда.);
  • риторический вопрос (вопрос, не требующий ответа: Доколе мы будем ждать улучшения в этой сфере?).

Приведем пример из речи одного ученого: «Вот. Более того, расписываются люди безумно…. Это бизнес. Бойкое перо. Я сразу вспоминаю Гарри Поттера. Там тётенька такая, у неё было самопишущее павлинье перо, которое вот не важно о чём писать. Если б такие были. И так образование сдыхает, спасибо большое министру образования и науки, вместе с наукой. Ну шо делать, карма такая. Значит, средневековье небольшое наступит, как маленький ледниковый период там наступает. А потом опять каменные топоры будет тесать учиться. Нормально всё».

В данном тексте используется развернутая метафора, описывающая гибель современной цивилизации как следствие гибели образования и науки: «Ну шо делать, карма такая. Значит средневековье небольшое наступит, как маленький ледниковый период там наступает. А потом опять каменные топоры будет тесать учиться. Нормально всё». Кроме того, говорящий неоднократно употребляет литоту: «небольшое средневековье»«маленький ледниковый период»«нормально всё». Литота в данном случае играет роль катализатора эмоционального напряжения, она призвана усилить эмоциональную реакцию слушающего за счет преуменьшения трагичности описываемых событий.

В тексте также используется аллюзия на одну из книг о Гарри Поттере: «Бойкое перо. Я сразу вспоминаю Гарри Поттера. Там тётенька такая у нее было самопишущее павлинье перо, которое вот не важно о чём писать». Также используется анаколуф – синтаксическая несогласованность частей предложения как сознательный стилистический прием: «самопищущее павлинье перо, которое вот не важно о чём писать». Союзное слово «который», по правилам согласования, должно было бы стоять в дательном падеже, а не в именительном. Нарушение падежного согласования было употреблено как стилистический прием для привлечения внимания слушающего. Аллюзия и анаколуф призваны усилить речевое воздействие на слушающего.

Для усиления воздействия на адресата часто используется целый комплекс речевых и логических приемов, позволяющий придать текстам и высказываниям выразительность и убедительность. Кроме того, воздействие на адресата возможно усилить, если подавать информацию не эксплицитно, а имплицитно, поместив воздействие на глубинный уровень. Извлечь способы речевого влияния на аудиторию из такого текста помогает специальный лингвистический анализ.

III. Глубинный анализ пропозиционального содержания речевого акта

Выявление имплицитного плана содержания высказывания

Углубленный анализ пропозиции направлен на выявление имплицитного плана содержания высказывания, а также на уточнение эксплицитного плана содержания высказывания.  Имплицитный план содержания высказывания может включать в себя сентенциальные и модельные импликации, пресуппозицию и продуктивный намек, для их выявления необходимо провести дополнительный семантико-прагматический анализ.  

Импликация

Адресат высказывания извлекает выраженную имплицитно информацию из высказывания, если из входящих в его состав суждений данная информация следует с необходимостью, в этом случае мы говорим о том, что суждение-следствие выводится из суждения-основания как его импликация. В зависимости от того, на каком основании выводится импликация, различают сентенциальную и модельную импликацию.

Сентенциальная (или узкая) импликация выводится из семантики самого исходного предложения. Например, из предложения: «Он наконец добился признания и успеха» на основе семантики наречия «наконец» выводятся сентенциальные импликации: «Он добивался признания и успеха» и «Признание и успех дались ему не сразу».

Модельная импликация основана не только на семантике исходного предложения, но и общих знаний о мире, а также обстоятельств коммуникативной ситуации, поэтому может выводиться из нескольких предложений или смысла текста в целом.

В качестве примера приведем фрагмент статьи, критикующей господина Х, занимающего должность главы территориального объединения. 

 

Для критики господина Х используется ряд модельных импликаций: «Господин Х несет ответственность за исчезновение детской библиотеки из торгового центра», «Господин Х несет ответственность за манипуляции со спортивным комплексом», «Господин Х несет ответственность за исчезновение Дома культуры», которые выводятся благодаря общим знаниям адресатов о мире, в частности, о том, что за ситуацию на подконтрольных территориях несет ответственность правитель данной территории, а также знаниям о том, что господин Х является главой территориального объединения, на территории которого возникли с обсуждаемые проблемы.

Пресуппозиция

Пресуппозицией называется та часть плана содержания высказывания, которая остается истинной даже при отрицании входящих в состав высказывания суждений. Суждение-следствие является неотъемлемой частью плана содержания суждения-основания, и поэтому воспринимается некритично. Зачастую автор текста выносит в пресуппозицию ту часть плана содержания высказываний, которую он хочет навязать адресату, в этом случае говорят о навязывании пресуппозиции.  Например, в следующих высказываниях обнаруживается данный прием: 

 

Суждения о пропаже крупной денежной суммы и нерадивом использовании средств бюджета подаются как безусловно соответствующие действительности, а фокус внимания адресата смещен на выяснение вопросов «куда» и «готовы ли ответить».

Продуктивный намек

Суждение может эксплицироваться как продуктивный намек в том случае, если содержащее его высказывание описывает некоторую типичную ситуацию и адресат имеет возможность распознать данную ситуацию как типичную, исходя из общих знаний о мире или из представленной в тексте информации, и восстановить таким образом недостающую часть данных, вводимую посредством намека.

Суждение о методах работы господина Х с населением было представлено автором анализируемой нами статьи с помощью продуктивного намека в рамках следующего высказывания:

 

В тексте представленного в статье объявления содержится информация о повышении тарифа на пользование автостоянкой для определенной категории граждан. Объектом отождествления в данном случае служат методы работы с предпринимателями, применяемые господином Х в прошлом, которые, по мнению автора статьи, заключались в применении вымогательства, и методы работы с жителями, применяемые господином Х в настоящем.

Развертывание пропозиции посредством синтаксической трансформации высказываний

Данный подход позволяет задействовать синтаксический анализ и трансформировать высказывание с целью уточнения эксплицитной части его плана содержания. Замена причастных оборотов, деепричастных оборотов и обстоятельств всех видов полными предикативными конструкциями, а также объединение референциально связанных синтаксических конструкций позволяет детально раскрыть пропозициональное содержание сложного суждения, которое представляет собой анализируемое предложение, сделав акцент на искомой исследователем информации

 

 

Развертывание пропозиции через установление отношений кореференции между высказываниям.

Денотативная ситуация как референт высказывания устанавливается не только сугубо лингвистическим анализом через семантико-синтаксический анализ эксплицитной и имплицитной частей самого высказывания, но и через исследование высказывания в широком контексте – т.е. при установлении отношений кореференции между смысловыми единицами данного высказывания и других высказываний, произнесенных как самим говорящим, так и его адресатом, а также через привлечение экстралингвистической информации – информации об обстоятельствах коммуникативной ситуации.

Авторы: Гриц М.А., Крылова И.А.

Дата публикации: 16.12.2017